Неисполнение частных определений (постановлений) судов, вынесенных по уголовным и гражданским делам

Дмитрий Александрович Некоркин, советник отдела по обеспечению деятельности Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка.

Геннадий Евгеньевич Пискарев, председатель коллегии адвокатов г. Москвы «Партнерство», кандидат юридических наук.

Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 , предусматривается, что не-обходимо постоянно совершен-ствовать правоохранительные меры по выявлению, предупре-ждению, пресечению и раскрытию преступных посягательств на права и свободы человека и гражданина, общественный порядок и общественную безопасность.

Главными направлениями государственной политики в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу должны стать совершенствование нормативного правового регулирования в области предупреждения и борьбы с преступностью.

Важная роль в выполнении орга-нами государственной власти обо-значенных задач отводится суду.

С введением в действие в июле 2002 года Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) законодатель освободил суд от обязанности выносить частные определения (постановления) по выявленным в ходе судебного разбирательства обстоятельствам, способствовавшим совершению преступления, хотя и оставил за ним это право. В связи с этим в настоящее время у некоторых ученых-юристов и многих судей сложилось представление, что участие суда в осуществлении профилактических мероприятий является его правом, а не обязанностью.

Так ли это на самом деле? Обра-тимся кстатистике, предоставляемой ежегодно Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Фе-дерации. Согласно результатам анализа статистических данных за период с 2003 по 2010 год, в среднем судами выносится одно частное определение (постановление):

— по каждому 47-му уголовному делу, рассматриваемому первой ин-станцией;

— по каждому 60-му уголовному делу, рассматриваемому в апелля-ционном порядке;

— по каждому 93-му уголовному делу, рассматриваемому в кассаци-онном порядке .

Приведенные средние значения вынесения частных определений (постановлений) по уголовным делам, на наш взгляд, можно назвать оптимистичными по следующим причинам:

— во-первых, как уже отмечалось выше, суды не обязаны выносить частные определения (постановления) — это их право, а результаты анализа статистики показывают, что суды этим правом пользуются;

— во-вторых, в ст. б УПК РФ («На-значение уголовного судопроиз-водства») отсутствует формулировка «предупреждение и искоренение преступлений», которая была использована при определении задач, закрепленных в ст. 2 УПК РСФСР , однако суды продолжают работу в этом направлении.

Для подтверждения сказанного обратимся к анализу данных судебной статистики по количеству выносимых частных определений в рамках гражданского судопроизводства

Так, за период с 2003 по 2010 год в среднем судами выносилось одно частное определение:

— по каждому 500-му гражданскому делу, рассматриваемому первой инстанцией;

— по каждому 125-му гражданскому делу, рассматриваемому апел-ляционной инстанцией;

— по каждому 150-му гражданскому делу, рассматриваемому кас-сационной инстанцией.

Как видно из приведенных данных, судьи, рассматривающие уголовные дела, почти в четыре раза чаще, чем судьи по гражданским делам, выносят частные определения (постановления), т.е. пользуются правом реагирования на нарушения законности и обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. При этом в Гражданском процессуальном кодексе предупреждение правонарушений названо в качестве одной из задач гражданского судопроизводства (ст. 2), а в ст. б Уголовно-процессуального кодекса, посвященной назначению уголовного судопроизводства, аналогичное положение не сформулировано.

Кроме того, некоторые авторы в своих исследованиях приходят к выводу о том, что количество выносимых частных определений (постановлений) по уголовным делам невелико по сравнению с общим объемом рассмотренных судом дел.

На наш взгляд, данное утверждение нельзя назвать однозначным, что обусловлено следующими обстоятельствами.

Во-первых, количество выносимых частных определений (постановлений) по уголовным делам, с одной стороны, действительно могло бы быть и больше, а с другой — суд во время рассмотрения уголовного дела прежде всего должен найти ответ на один из главных вопросов уголовного судопроизводства: виновен или невиновен подсудимый? Поэтому логично было бы констатировать, что вынесение частного определения (постановления) имеет необязательный характер по отношению к постановлению приговора.

Во-вторых, если по каждому уголовному делу будут выноситься частные определения (постановления), то они могут потерять свои особые статус и важность, которые имеют сейчас. Главное, по нашему мнению, — это не количество выносимых частных определений (постановлений) судами, а своевременность и необходимость судебных актов, полнота и качество их исполнения, привлечение виновных к ответственности за их неисполнение.

Как известно, только реализация принятых судом решений ведет к фактическому восстановлению нару-шенных прав граждан, обеспечению доступа к правосудию, соблюдению законных интересов государственных и общественных организаций, юридических и физических лиц и, в конечном счете, к достижению про-филактических целей в процессуальной деятельности суда.

Согласно части первой ст. 226 ГПК РФ, на суд, вынесший частное определение, возложена обязаность направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам для ознакомления и исполнения.

В УПК РФ предусмотрен иной по-рядок обращения к исполнению судебных решений. Так, согласно ст. 393 УПК РФ, обращение к исполнению приговора, определения, постановления суда возлагается на суд, рассматривавший уголовное дело в первой инстанции.

В связи с этим возникает ряд во-просов: в течение какого срока частное определение (постановление) должно быть обращено к исполнению? На кого должен быть возложен контроль за его исполнением?

Отвечая на первый вопрос, следует отметить, что в УПК РФ относительно определений и постановлений не установлены какие-либо сроки. Не определены они и в инструкциях по судебному делопроизводству в мировом суде, в районном суде , в Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов , в Инструкции по судебному делопроизводству в Верховном Суде РФ .

В.А. Константинова также обратила внимание на данный пробел в законодательстве и предложила в течение трех дней со дня вступления в законную силу частного определения (постановления) или по возвращении уголовного дела из суда апелляционной или кассационной инстанции направлять его адресату, подобно тому как это предусмотрено в отношении приговора суда (ч,4 ст. 390 УПК РФ) .

Соглашаясь с мнением В.А. Кон-стантиновой относительно сроков обращения к исполнению частного определения (постановления), представляется необоснованным возлагать обращение к исполнению промежуточных решений суда (п. 533 ст. 5 УПК РФ) на суд, рассматривавший уголовное дело по первой инстанции.

Предположим, что частное определение было вынесено судом кассационной инстанции еще задолго до рассмотрения уголовного дела по существу (до вынесения приговора). Итоговое решение (п. 532 ст. 5 УПК РФ) суд кассационной инстанции вынес, допустим, через два месяца после того как было вынесено частное определение. Действуя в соответствии с частью первой ст. 393 УПК РФ, суд кассационной инстанции полжен направить частное определение и итоговое решение с материалами уголовного дела в суд первой инстанции, чтобы последний уже обратил указанные судебные акты к исполнению. К этому времени обстоятельства, которые послужили основанием к вынесению частного определения, могут измениться или "перестать существовать вообще. В таком случае исполнение данного решения суда уже не будет иметь смысла. Частное определение может стать ннеобоснованным и, как следствие этого, незаконным, дискредитируют авторитет судебной власти.

Исходя из вышеизложенного, по - нашему мнению, необходимо нааправлять копию частного определения постановления) адресату и обязать его к исполнению тем судом, - корый вынес промежуточное судебное решение.

Как уже отмечалось выше, суд гишь обращает к исполнению частное определение (постановление). Законодатель не указывает, на кого возложена обязанность по контролю за исполнением решений суда.

Согласно инструкциям по судеб-ному делопроизводству, данная обязанность возложена на работников аппарата суда, которые должны докладывать председателю суда или судье, рассмотревшему уголовное дело, о непоступлении сообщения о принятии частного определения (постановления) к исполнению (либо его неисполнении)11. Таким образом, контроль за исполнением частных определений (постановлений) осуществляется судьей через работников аппарата суда.

В ходе анкетирования, которое автор (Д.А. Некоркин,- Прим.ред.) проводил в январе-феврале 2010 года, судьям Верховного Суда РФ, Москов-ского областного суда, судьям Ново-сибирской и Кемеровской областей, а также судьям, проходившим повышение квалификации в Российской академии правосудия, был задан вопрос о том, кем в аппарате суда проверяется исполнение частных опре-делений (постановлений).

анализа полученных ответов показали, что большинство судей сами контролируют исполнение вынесенных ими частных определений (постановлений).

Следующим по популярности оказался ответ о том, что некоторые судьи возлагают эту обязанность на помощника судьи, секретаря канцелярии суда.

Насколько эффективен контроль исполнения частных определений (постановлений), осуществляемый таким образом?

Основным показателем, который позволяет говорить об эффективности, является соотношение количества неисполненных частных определений (постановлений) и вынесенных частных определений (постановлений).

В процессе исследования этого во-проса авторы настоящей статьи обратились к судебной статистике и стол-кнулись с тем, что в ней отсутствуют систематизированные данные о ко-личестве поступивших ответов по частным определениям, вынесенным по гражданским делам судами первой инстанции. А по частным определениям (постановлениям), вынесенным по уголовным делам судами первой инстанции, напротив, присутствует такой показатель. Для лучшего понимания сложившейся ситуации с исполнением частных определений (постановлений), вынесенных по уголовным делам судами первой инстанции, автором подготовлена сводная таблица (см. таблицу 1).

Из таблицы видно, что количество оставшихся без исполнения частных определений (постановлений), вынесенных по уголовным делам судами первой инстанции, велико и в среднем составляет 27% от общего количества вынесенных частных определений (постановлений).

Для чистоты исследования авторы ограничились и считают достаточно репрезентативной статистическую базу исследования по частным определениям (постановлениям), вынесенным по уголовным и гражданским делам судами апелляционной и кассационной инстанций (см. таблицы 2 и 3).

Результаты проведенного анализа статистических данных Судебного департамента при Верховном Суде РФ за период с 2006 по 2010 год по уголовным и гражданским делам апелляционной и кассационной инстанций показывают, что по уголовным делам в среднем почти половина частных определений (постановлений) суда остается безисполнения, а по гражданским делам — в среднем две трети.

Следующий показатель эффек-тивности — количество лиц, при-влеченных к ответственности за не-исполнение частных определений (постановлений) суда.

Согласно действующему законо-дательству, за неисполнение частного определения суда предусмотрена административная ответственность (ст. 17.4 КоАП РФ), а за злостное не-исполнение — уголовная ответственность (ст. 315 УК РФ).

Анализ статистических данных за период с 2006 по 2010 годы по-казывает, что количество лиц, при-влеченных к административной ответственности по ст. 17.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) и уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ, ничтожно мало по сравнению с общим количеством неисполненных решений. Это наглядно видно из таблицы 4.

Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за непринятие мер по -ас--:- му определению в виде нагс~е-. : административного штраса в раз¬мере от 500 до 1 000 рублей

Кодексом РРоссийской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за непринятие по -ас--:- му определению в виде нагс~е-. : административного штраса в раз­мере от 500 до 1 000 рубле/
Например, если взять даюше по количеству оставшихся без испои- нения частных определений |дсн новлений), приведенных втабмар^ и помножить их на 1ивипя щю сумму администраппного штрафа в 500 рублей — можно подсчитать, сколько государство недополучи­ло денежных средств = сзоЛ бюджет. Так, в 2006 год;. — 32~ 5 тыс рублей, в 2007 году — 4401 тыс рублей, в

  1. году — 1 854 тыс рублей, в
  2. году — 3 086,5 тыс. рублей, в
  3. год> — 923,5 тыс. рублей.

В условиях повышающейся со- _,'альной ответственности госу-
даостза -•еоед ::_-г~оад эти де- не>- -=»е средства                        бы                 сыграть
свос р-гедегче-- •:                                  положитель­
ную рагь-
Оба -‘:*азатег= эооективности яомтроия за кпстением частных : -      - _:«ств-эвлений) до­
стоверно удпмиипт на неэффек- ■«оа> ~е<'стзуч: _!вй системы и свАРэтечъствус- о серьезных про- е ссесе .'стсг-е-ия судеб- -=»:« =*—е   оссуг —ребуют систем­
нее -екоторьчи авторами про- эоД('-'.«сь ”сдос-:-€ исследования. Все с-.' сходились во мнении, что основная причина заключается в отсутствии обязанности сообщить с. д.. о принятых мерах по частному з~эеделению (постановлению), вы­несенному по уголовному делу.
Действительно, в части четвер­той ст. 29 УПК РФ не предусмотре­на обязанность соответствующих должностных лиц и организаций со­общить суду о принятых мерах по частному определению (постанов­лению). Однако, если обратиться к аналогичной норме Гражданского процессуального кодекса РФ, то в части первой его ст. 226 предусмо­трена обязанность соответствую­щих должностных лиц и организа­ций, во-первых, сообщить суду о принятых мерах по частным опреде­лениям, а во-вторых, совершить это в течение месяца. Тем не менее про­веденный ранее анализ статистиче­ских данных показал, что закрепле­ние данного требования в законе не влияет на исполняемость судебных решений.
Основную причину неисполнения частных определений (постановле­ний) по гражданским и уголовным делам, на $юй взгляд, следует искать в низком количестве привлеченных к ответственности за это неисполне­ние лиц. Данная ситуация стала воз­можна из-за неэффективной орга­низации контроля за исполнением решений суда.
В настоящее время для привлече­ния к ответственности лица, которое не исполнило частное определение (постановление), суд должен напра­вить материалы, подтверждающие неисполнение, судебному приста­ву для принятия решения в поряд­ке, установленном гл. 28 КоАП РФ. А именно о возбуждении дела об административном правонаруше­нии по ст. 17.4 КоАП РФ. При этом указанный Кодекс не предусматри­вает ответственность за неисполне­ние частного постановления, кото­рое вправе выносить судьи в рамках уголовного процесса.
Возложение на суд (судью, работ­ников аппарата суда) обязанности по контролю за исполнением частных определений (постановлений) не только неэффективно, но и противо­речит, на наш взгляд, принципу раз­деления властей, закрепленному в ст. 10 Конституции РФ, в соответствии с которым государственная власть в Российской Федерации осуществля­ется на основе разделения на зако­нодательную, исполнительную и су­дебную. Главная задача суда, как нам представляется, состоит в том, что­бы вынести решение и обратить его к исполнению, а контролировать ис­полнение судебного решения — это уже задача другого органа.
Контроль за исполнением част­ного определения (постановления) суда отвечает задачам исполнитель­ного производства. Правовой осно­вой принудительного исполнения судебных актов являются федераль­ные законы РФ от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» и от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве .

Так, в статье 2 Федерального зако­на «Об исполнительном производ­стве» определены задачи, согласно которым «правильное и своевре­менное исполнение судебных ак­тов... возложено на судебных при­ставов».
По нашему мнению, именно су­дебный пристав-исполнитель (или его помощник) должен осуществлять контроль, фактическую проверку исполнения частного определения (постановления) суда. Деятельность судьи, работников аппарата суда, связанная с осуществлением такого контроля, должна быть сведена к по­лучению уведомления об исполне­нии судебных решений из Федераль­ной службы судебных приставов.
В связи с этим возникает вопрос: как должен выглядеть механизм контроля за исполнением частных определений (постановлений)?
На наш взгляд, контроль за ис­полнением частных определений (постановлений) должен включать в себя два этапа.
Первый этап — это общий кон­троль. Роль организатора общего контроля отводится суду и состоит в следующем: при вынесении частно­го определения (постановления) суд должен указывать в его резолютивной части, что о принятых мерах по част­ному определению (постановлению) следует сообщить в службу судебных приставов того района, где находится должностное лицо или организация, получившие этот судебный акт, а так­же о том, какие действия необходи­мо предпринять соответствующему должностному лицу или организации для исполнения частного определе­ния (постановления).
После вступления частного опре­деления (постановления) в закон­ную силу суд направляет его копию в службу судебных приставов. Об­щий контроль суда заканчивается

  1. СЗРФ. 1997. №30. Ст. 3590; 2009. №20. Ст. 2444.

после получения уведомления су­дебного пристава-исполнителя об исполнении частного определения (постановления).
Второй этап — это ведомствен­ный контроль со стороны судеб­ных приставов. Он состоит в том, что судебный пристав-исполнитель направляет адресату копию поста­новления о возбуждении испол­нительного производства. В свою очередь адресат сообщает судеб­ному приставу-исполнителю о при­нятых мерах по частному опреде­лению (постановлению). Судебный пристав-исполнитель направляет уведомление в суд об исполнении частного определения (постанов­ления) с приложением копии отве­та адресата для того, чтобы суд мог оценить полноту исполнения выне­сенного им судебного акта.
В отношении должностного лица, не исполнившего частное определе­ние, судебный пристав-исполнитель возбуждает дело об администра­тивном правонарушении в соответ­ствии со ст. 17.4 КоАП РФ и направ­ляет его на рассмотрение в суд для привлечения виновных лиц к адми­нистративной ответственности.
В том случае, если администра­тивное правонарушение соверше­но лицом, указанным в части 1 ст. 2.5 КоАП РФ, или иным специальным субъектом права (работником орга­нов прокуратуры, депутатом и т.д.), то суд, установив это, в порядке ча­сти 2 ст. 24.5, части 2 ст. 29.9 КоАП РФ прекращает производство по делу об административном правонару­шении и направляет дело в соот­ветствующий орган, должностному лицу, которые уполномочены при­менять иные меры воздействия (на­пример, привлечение к дисципли­нарной ответственности).
Что касается контроля за исполне­нием частных определений (поста­новлений) вышестоящей судебной инстанции, направленных в адрес ни­жестоящей, то его необходимо возло­жить на судью вышестоящей инстан­ции, которым вынесено это решение. Возложение полномочий по осущест­влению такого контроля на судебно­го пристава-исполнителя противоре­чит принципу независимости судей, закрепленному в ст. 120 Конститу­ции РФ.
Эффективность предлагаемого нами пути решения проблемы кон­троля исполнения частных опреде­лений (постановлений) судебными приставами-исполнителями прояв­ляется также в том, что дознаватели органов Федеральной службы судеб­ных приставов смогут оперативно получать информацию о злостно не­исполненных частных определени­ях (постановлениях) и разрешать во­прос о возбуждении уголовных дел, так как согласно пункту 4 части тре­тьей ст. 151 УПК РФ ими проводится предварительное расследование по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 315 УК РФ.
В этой связи следует особо под­черкнуть, что предлагаемый автора­ми подход к контролю исполнения частных определений (постановле­ний) отвечает требованиям, которые изложены в проекте Долгосрочной программы повышения эффектив­ности исполнения судебных реше­ний (2011—2020 годы) .
В проекте программы указано, в частности, на необходимость раз­граничения полномочий по контро­лю за движением исполнительно­го производства между судебными приставами-исполнителями и суда­ми. Это позволит исключить дубли­рование функций Федеральной службы судебных приставов России с функциями других органов государ­ственной власти, избежать размыва­ния ответственности за исполнение судебных актов между различными органами и организациями.

Подводя итог изложенному, важ­но отметить, что отсутствие эффек­тивной системы исполнения частных определений (постановлений) созда­ет почву для формирования в обще­стве правового нигилизма, неуважи­тельного отношения к закону и суду, игнорирования своих гражданско- правовых, семейных, трудовых и иных обязанностей, установленных законом, развития коррупции, по­ощрения противоправного и антисо­циального типа поведения. Поэтому сегодня, как никогда, требуется соз­дание условий для качественного улучшения ситуации в сфере испол­нения судебных актов.
  1. мая 2006 г. № 42, от 20 апреля 2007 г. № 51, от 16 мая 2008 г. № 92, от 20 мая 2009 г. № 97.

   См.: проект Минюста России от 16 февраля